Психическое здоровье в старости

Психические изменения в период старения. К особенностям пожилого и старческого возраста следует отнести повышенный риск развития психических рас­стройств. Это связано как непосредственно с физиологическими и психическими особенностями старения, так и с воздействием социально-психологических факторов, в частности тех, которые характерны для второй половины жизни (уход на пенсию, огра­ничение социальных контактов, смерть родных и друзей, соци­альное одиночество и т.д.). Согласно данным эпидемиологических исследований, среди населения старших возрастных групп часто­та психических расстройств быстро увеличивается – от 40-50% среди пятидесятилетних до 70 % среди лиц в возрасте 90 и более лет. Сюда относятся и те заболевания, которые возникли в моло­дости и продолжаются до глубокой старости (шизофрения), и те, которые характерны именно для пожилого возраста (психические расстройства сосудистого генеза, старческие деменции). Основ­ная доля (85%) психических нарушений носит легкий, непсихо­тический характер. Поэтому в помощи психиатра нуждаются при­мерно только 40% лиц, имеющих психические расстройства, ос­тальные могут наблюдаться и получать необходимое лечение у терапевта или невропатолога (Т.В. Зозуля, 2003).

Признавая, что рост численности пожилых людей означает, вероятно, и увеличение частоты случаев психических расстройств, следует помнить, что многие в пожилом возрасте, а иногда и до глубокой старости сохраняют хорошее психическое здоровье. Пси­хологи говорят об определенном этапе развития личности в этот период, поскольку продолжает происходить формирование но­вых представлений, понятий, перестройка внутреннего мира и взаимоотношений, выявление компенсаторных возможностей, способствующих адаптации к изменениям в окружающем мире и в себе самом. В старости решающую роль играют характер и образ жизни, который человек вел прежде, структура личности и опыт реагирования на стрессовые ситуации. Степень сохранности пси­хики, состояние и работоспособность мозга во многом опреде­ляют качество долголетней жизни.

К закономерностям старения можно отнести целый ряд изменений в высших психи­ческих процессах, нарушения эмоциональной сферы, понижение резистентности в отношении психических и социальных травми­рующих факторов. Этому способствуют также нарастание физи­ческой немощности и развитие многих соматических заболеваний Перечисленные факторы подготавливают почву для возникнове­ния психических расстройств.

Одной из характерных черт стареющей психики является сни­жение темпа психической активности, что проявляется в за­медлении психомоторных реакций, сужении объема восприя­тия, ухудшении сообразительности, повышенной отвлекаемости, ослаблении памяти. Пожилые люди жалуются на забывчи­вость и рассеянность, затруднения в усвоении новой информа­ции. Стараясь преодолеть трудности запоминания, они пытают­ся, прежде всего осознать смысл новой информации, суть про­исходящего, несколько раз повторить ее. Замедленность психи­ческих реакций и восприятия бывает связана с ослаблением слуха и зрения. В период старения все труднее ориентироваться в новой обстановке, менять жизненные стереотипы и приобре­тать новые навыки.



Психологические изменения проявляются в повышенной ра­нимости, обидчивости, раздражительности, концентрации вни­мания на ограниченном круге аффективно заряженных представ­лений. Настроение у пожилых людей становится неустойчивым, преобладают пониженный фон и пессимизм, недовольство окру­жающим. Легко возникают чувства тревоги и страха.

Нередко происходит нарастание противоречивых лич­ностных черт – сензитивности и эмоциональной ригидности, консерватизма наряду с повышенной требовательностью, нетер­пимостью ко взглядам и поступкам окружающих и снижением критичности к собственному поведению. В таких случаях человек воспринимается как упрямый и несговорчивый, а сам он пережи­вает глубокий конфликт между самооценкой и оценкой другими лицами.

В связи с ригидностью мышления пожилые люди как бы за­стревают на эмоционально негативно окрашенной ситуации, вновь и вновь осмысливают пережитое событие. Отмечается не­адекватность реакции на внешние и внутренние факторы. Незначительная, с точки зрения человека среднего возраста, обида, нанесенная пожилому человеку, может привести к эмоциональ­ному срыву и декомпенсации его психического состояния. Лю­бая, даже незначительная оплошность, бестактность, неуваже­ние и черствость со стороны окружающих в пожилом возрасте воспринимаются как тяжелая психическая травма. Старый человек начинает чувствовать себя нежелательным, непригодным, одиноким. Эмоциональный интерес к окружающим ослабевает, нарастают эгоцентризм, недоверчивость, контакты становятся более узкими и формальными. Такие характерологические изме­нения вызывают затруднения в общении и способствуют воз­никновению межличностных конфликтов, в первую очередь в собственной семье, с детьми.



В другом варианте, наоборот, происходит сглаживание прежде выступавших черт характера. В наиболее благоприятном виде – это достижение большей уравновешенности, покладистости. Край­ние выражения нивелировки личностных черт, наиболее харак­терные для старческого возраста, проявляются утратой индиви­дуальных различий и нарастающим сходством между собой лиц, доживающих до глубокой старости. Эти же проявления могут быть предвестниками психических отклонений и заболеваний у пожи­лых и стариков.

Нередко доминирующее значение в пожилом возрасте приоб­ретают вопросы здоровья. Пожилые люди становятся ипохондричными, фиксируют внимание на физических ощущениях, много времени уделяют медицинским обследованиям и лечению много­численных недугов.

Перечисленные изменения затрудняют социально-психологи­ческую адаптацию к новым жизненным условиям или событиям. Многие социальные факторы, которые характерны для пожилого и старческого возраста, такие как утрата или серьезное заболева­ние близкого человека, ухудшение собственного соматического здоровья, семейные конфликты, одиночество, вынужденное из­менение привычного уклада жизни, могут вызвать декомпенса­цию психического состояния, стать причиной развития психи­ческого заболевания.

Душевное равновесие определяется во многом тем, как пожи­лые люди реагируют на перемены в своем социальном положе­нии, которые неизбежно сопутствуют старению. Озабоченность такого рода нередко возникает еще до наступления старческого возраста. Кого-то больше волнуют физиологические признаки увядания или старения, для других наиболее чувствительным момен­том является прекращение профессиональной деятельности, уход на пенсию, потеря престижного положения в профессиональной среде, руководящей роли в семье. Для большинства значимо ухуд­шение финансового положения.

Поэтому пожилые люди, даже не имеющие явных признаков психического заболевания, нуждаются в психологической помо­щи и коррекции, в социальной поддержке. Работа с пожилыми людьми должна быть направлена на те стороны их жизни, в ко­торых чаще всего проявляется социальная дезадаптация. Необхо­димо помочь пожилому человеку утвердиться в новой для него социальной роли, суметь преодолеть усиливающуюся социальную изоляцию, чувство одиночества, приобрести новые интересы и друзей. Социальная помощь и эмоциональная поддержка необ­ходимы людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, из-за смерти близких людей и краха надежд, при решении социаль­но-экономических и психологических проблем, семейных кон­фликтов.

Психические расстройства позднего возраста.Для пожилого возраста характерными являются такие симпто­мы и синдромы, как тревога, страх, фиксация на состоянии соб­ственного здоровья и телесных ощущениях (сенесто-ипохондрические расстройства). Часто возникают депрессивные синдромы и повышенная суицидальность. Для клинической картины психи­ческих расстройств в старости характерны тенденция к нивелиро­ванию синдромов, сужению круга переживаний, слабая система­тизация и простота бредовых идей. Часто возникают галлюцина­торные расстройства, состояния спутанности и когнитивные на­рушения.

Психические заболевания, которые наблюдаются в позднем возрасте, могут быть разделены на две большие группы. Первую составляют те, которые могут встречаться в любом возрасте. К ним относятся: шизофрения, аффективные расстрой­ства, поздние соматогенные психозы, вследствие трав­матического поражения головного мозга и многих других. Вторая группа – собственно возрастные психические расстройства поз­днего возраста, не имеющие аналогов среди заболеваний более ранних возрастных периодов. По сути, это болезни старения, пред­ставленные органическими заболеваниями (сосудистыми, атрофическими) головного мозга или собственно-возрастными функ­циональными психозами.

Сосудистые заболевания головного мозга наиболее распрост­ранены в пожилом и старческом возрасте. Психические расстрой­ства сосудистого генеза составляют примерно третью часть от всех психических нарушений в этот возрастной период.

Психические расстройства при сосудистых заболеваниях голов­ного мозга – это группа патологических состояний, развиваю­щихся вследствие нарушений мозгового кровообращения разной этиологии и патогенеза. Атеросклероз, гипертоническая болезнь, инсульт и другие заболевания могут сопровождаться нарушением психического здоровья.

Основным и ведущим психопатологическим синдромом при сосудистых нарушениях является психоорганический. Он характе­ризуется повышенной утомляемостью, физической и психиче­ской истощаемостью, эмоциональной лабильностью, повышен­ной раздражительностью и недержанием аффекта (слабодуши­ем). Больные предъявляют жалобы на головные боли, шум в го­лове, головокружение. Отмечаются повышенная обидчивость, ра­нимость, снижение реактивности на стресс, в связи с чем у боль­ных часты эмоциональные срывы, депрессивные и тревожные реакции на жизненные события, изменение привычной обста­новки.

Могут наблюдаться расстройства сна. В одних случаях затрудне­но засыпание, в других – сон становится поверхностным, пре­рывистым, с мучительными яркими сновидениями, с ощущени­ем беспокойства и тревоги, невозможностью вновь уснуть.

Ухудшение кровоснабжения головного мозга вследствие скле­роза мозговых сосудов постепенно приводит к ослаблению памя­ти и общей заторможенности психической деятельности. Однако нe всегда даже после обширных инсультов наблюдаются выра­женные расстройства памяти. Очень многое зависит от зоны ишемического поражения мозга, т.е. места кровоизлияния или спазма сосудов. Слабость памяти в этих случаях затрагивает в первую оче­редь процессы запоминания и воспроизведения необходимого, сочетается с нарушением внимания и общей замедленностью речи и мышления.

Деменция при церебральных сосудистых нарушениях возникает на поздних стадиях заболевания или после острых, особенно по­вторных, нарушений мозгового кровообращения. Причин разви­тия слабоумия много, ине всегда можно с точностью их опреде­лить. Кроме сосудистых нарушений слабоумие могут спровоциро­вать хронические инфекционные заболевания, нарушения функ­ции печени и кишечника, выраженное снижение слуха или зре­ния, ограничение подвижности, депрессия, пребывание в среде слишком бедной необходимыми стимулами. Такие виды деменции обратимы при оказании целенаправленной медицинской и социальной помощи.

Старческие деменции.Существуют ряд атрофических заболева­ний головного мозга, которые приводят к необратимому и выра­женному слабоумию. Их объединяют в класс старческой демен­ции, куда входят болезнь Альцгеймера и другие болезни альцгеймеровского типа. Этот тип деменции свойствен старым людям – если среди лиц 65 лет деменция наблюдается в 5 % случаев, то в возрасте 80 лет и старше – у каждого четвертого-пятого.

Болезнь начинается исподволь с нарушений процессов запо­минания и кратковременной памяти на текущие события. По­являются затруднения при выполнении привычной работы, больной может заблудиться в знакомом для него месте. На на­чальном этапе наряду с ослаблением памяти происходят не­обратимые изменения характера с утратой индивидуальности, угасанием интересов, проявлением в одних случаях нивелирова­ния личностных черт, эмоционального огрубения – больные становятся эгоистичными, эмоционально черствыми, злобны­ми, ворчливыми, в других – наблюдается заострение свойствен­ных ранее характерологических особенностей, например, береж­ливость переходит в скупость, аккуратность — в бессмысленный педантизм. Круг интересов резко сужается, вплоть до удовлетво­рения инстинктов. Часто такие больные становятся неряшливы­ми, скупыми, у них растормаживаются влечения, появляется обжорство, сексуальная расторможенность. Эти изменения вле­кут за собой нарушения поведения в социуме. Больные конф­ликтуют с окружающими, нищенствуют, попрошайничают, ро­ются в мусорных баках, воруют, возможны сексуальные извра­щения.

В развернутой стадии болезни характерна дезориентировка во времени, месте, ситуации и даже собственной личности. Больные не понимают происходящего, не знают текущего года, числа ме­сяца, дня недели, забывают события своей жизни, нередко «жи­вут в прошлом», называют себя девичьей фамилией или указыва­ют адрес проживания в далеком прошлом. Они не помнят свой возраст, адрес, не узнают хорошо знакомых лиц и предметов. На­рушения когнитивных функций сопровождаются прогрессирую­щими нарушениями речи, письма, двигательными расстройства­ми. Вначале больные утрачивают профессиональные знания, поз­же теряют бытовые навыки и навыки самообслуживания, стано­вятся неопрятны мочой и калом.

Больные не в состоянии самостоятельно одеться, не могут пользоваться столовыми приборами. Постепенно они становятся все более беспомощными, требуют посторонней помощи в оде­вании, кормлении, соблюдении гигиены, мытья, не ориентиру­ются в собственном доме, перестают узнавать родных. Очень ха­рактерный симптом – стремление собирать вещи, увязывать их в узлы, «собираться на работу или ехать домой». В поведении при этом наблюдается суетливость, беспокойство, особенно в ноч­ное время.

В финале заболевания наступает полный распад психики и рез­кое физическое истощение, несмотря на часто свойственную этим больным прожорливость. Заболевание тянется годами, часто бо­лее десяти лет.

На фоне слабоумия и без него в старости могут развиваться психозы – делириозные, галлюцинаторные, бредовые, депрессивные. Для бредовых психозов позднего возраста характерна особая их тематика – с идеями ущерба, воровства, отравления, ревности. Больные могут обвинять соседей или родных в том, что они пор­тят или крадут их вещи, пытаются завладеть их квартирой, для чего через отверстия в стене пускают ядовитые газы, отравляют пищу. Восьмидесятилетний старик может обвинять свою жену визменах и предпринимать все меры, чтобы она не могла это де­лать, вплоть до убийства.

Социальные аспекты психических заболеваний позднего возрас­та.Психически больные пожилого возраста в социальной помо­щи нуждаются в силу, как физической немощности, так и психи­ческих нарушений. Социальная помощь может заключаться в про­ведении работы с семьей и близким окружением больного, направленной на устранение конфликтов, достижение со стороны близких отношения, под­держивающего чувство собственного достоинства пожилого чело­века, предотвращение дезадаптирующих больных факторов. Некоторым больным можно помочь достичь независимости в самообслужива­нии, в восстановлении утраченных навыков при ведении домаш­него хозяйства, в социальных контактах.

Более тяжело психически больным-инвалидам нужна помощь в ведении домашнего хозяйства, приобретении жизненно необхо­димых вещей. Может оказаться полезной поведенческая терапия, Предназначенная для устранения расстройств приема пищи, недержания мочи, дезориентировки в пространстве и времени, тре­нировки когнитивных функций. Для помощи по уходу за дементным больным необходимо привлекать членов семьи, обучать их правильному поведению с больным, обсуждать с ними возника­ющие проблемы, давать советы относительно госпитализации и различных форм социальной поддержки.


7432599780317243.html
7432633877032254.html
    PR.RU™