Первая часть философии: каноника или о критериях.

Предыдущая11121314151617181920212223242526Следующая

Глава 1. Об истине и её критериях

Прежде всего истина может быть понимаема и различаема двояко: как истина бытия, или существования, и как истина высказывания, или суждения.

Истина бытия состоит в том, что всякая вещь, существующая в мироздании, есть именно то, что она есть, и ничто иное. Этой истине поэтому не может быть противопоставлена никакая ложь (и медь, конечно, не фальшивое золото, а истинная медь), причём совершенно безразлично, сказать ли о чём-нибудь, что оно имеет бытие, что оно существует или что оно истинно.

Истина же высказывания, или суждения, представляет собой не что иное, как соответствие произнесённого вслух высказывания, или мысленного суждения, самой вещи, к которой это высказывание, или суждение, относится.

В самом деле, истина – это то, чему противопоставляется ложь. Ибо если мы имеем истину в том случае, когда дело обстоит так, как нам его представляют, то ложь получается тогда, когда, наоборот, дело обстоит иначе, чем оно нам представлено.

Касаясь, далее, мимоходом того, что называют обыкновенно относительным будущим (contingens futurum), [надо заметить, что] хотя так называемые дизъюнктивные суждения (состоящие из взаимоисключающих частей), или, вернее, дилеммы, образующиеся при помощи дизъюнктивных частиц, как, например: «Завтра Гермах либо будет жить, либо не будет», и истинны, однако, с другой стороны, из того, что высказывается в них (или в их противоположных частях), ничто не истинно; ибо как то, что Гермах завтра будет жить, так и то, что он завтра не будет жить, не обусловлено никакой естественной необходимостью.

Так как к тому же предмет, истинность которого исследуется, относится либо к чистому умозрению, либо к жизнедеятельности [человека], принадлежа в первом случае к области естествознания, а во втором – этики, то следует иметь критерий или инструмент суждения, при помощи которого мы могли бы в том и другом случае (исследуемому предмету) оценку, составить онём суждение и его познать.

Кроме того, поскольку естественные предметы воспринимаются либо чувства, либо ума, а предметы моральные – в силу аффекта или влечения, как такового, то и критерии должны быть взяты из этих областей.

Из области чувства мы можем взять критерием лишь самую его функцию, или ощущение, обычно так же называемое чувством.

В области ума: так как сверх той функции, которую выполняет ум, созерцая какой-либо предмет словно присутствующим, данным в явлении, так, как если бы он воспринимался [непосредственно] чувством (почему восприятие явления или того, что представляется одновременно предметом как мысленным, так и чувственным, и называется представлением) – так как, говорю я, кроме этой функции уму свойственно выводить заключение, то требуется предварительное, то есть, как бы заранее приобретённое понятие, принимая во внимание которое и делают те или иные выводы.

Наконец, в области аффекта или влечения, характерный признак которого – стремление или отвращение к чему-либо, нельзя принзнать никаких иных критериев, кроме самого настроения или страсти; при этом один вид страсти привлекателен, как, например, наслаждение, другой же отталкивает, как, например, душевная боль, или страдание.

Итак всего имеется три критерия: бесспорно, чувство, или ощущение; предварительно понятие или антиципация; аффект или страсть. Для каждого из этих критериев в отдельнсти должны быть преподаны некоторые каноны.


7427538245522944.html
7427594918019187.html
    PR.RU™